Фейслифтинг у доктора Шихирмана. Три месяца спустя.

Фейслифтинг у доктора Шихирмана. Три месяца спустя.

Как выглядит наша читательница Лариса, которая осенью 2015 года сделала круговую подтяжку лица у хирурга Эдуарда Шихирмана? И что думает по этому поводу сам доктор?

В сентябре 2015-го мы объявили, что ищем волонтера, готового сделать пластическую операцию — фейслифтинг — у доктора Эдуарда Шихирмана. После консультации доктор остановил свой выбор на Ларисе, 47 лет — и в ноябре вышел первый пост, где мы вели репортаж из операционной. Затем мы показали, как выглядит Лариса полтора месяца спустя после операции.

Выглядела она хорошо, но доктор утверждал, что говорить об итогах еще рано, — финальные результаты можно будет оценить не раньше, чем через 3 месяца.

В середине февраля, когда Лариса пришла на контрольный последний осмотр, мы сами засомневались, что это та самая женщина, которая сравнительно недавно сделала круговую подтяжку со SMAS — настолько молодо и естественно она выглядела.

И улыбалась постоянно, — даже не губами, а глазами.

Лариса, 47 лет, 3,5 месяца после операции

Как странно устроена жизнь: когда все плохо или не очень хорошо, об этом можно говорить часами. А когда все хорошо и ты счастлива, вроде как и говорить особо нечего. Не будешь же повторять «все хорошо, я счастлива, я счастлива, все хорошо?:) 

Но — все хорошо. И я счастлива. Смотреть на свои фото «до» только не хочу, хотя доктор так и норовит мне их показать:))) Вообще я в который раз убедилась, насколько он прав и насколько крут как профессионал.

Все это время после операции, когда где-то что-то отекало, поджимало, стягивало, волновало — я его спрашивала: «А это что? А это так и будет? А это навсегда?». А он постоянно отвечал одно и то же: «Подожди три месяца.»

И что вы думаете — ровно через три месяца все окончательно встало на свои места. Я сначала даже не зафиксировала это. А потом поняла: последнее, что меня волновало — ощущение некоторой стянутости на шее, возле ушей, когда поднимаешь голову, и небольшой рубчик на внешнем уголке глаза — все это как-то в один прекрасный момент р-раз, и исчезло. Как будто само собой.

И случилось это именно через 3 месяца, не раньше и не позже. Я помню, в последнем посте все рубцы на верхнем веке моем обсуждали. Так вот, теперь их нет, точно вам говорю, даже не пытайтесь их там рассмотреть.

Вот тут, на консультации, доктор проверяет мои швы. Он их видит, наверное, только потому, что знает, что они там должны быть — а я совсем уже их не чувствую.

Ну а овал лица уже раньше был прекрасный. То есть как раньше — через месяц после операции, конечно. Какой был до — лучше я не буду вспоминать. 

Что изменилось в моей жизни?

Внешне не так уж много. Ну, я записалась на спорт, хожу в клуб два раза в неделю, руки-попу же надо содержать в той же форме, в которой лицо находится, правда?.. Коллеги, знакомые говорят комплименты. Это, пожалуй, все. Муж доволен. За границу я пока не выезжала, так что не могу сказать, узнают ли меня таможенники по старой фотографии в паспорте, или придется доказывать, что это я. 

Но внутри очень многое поменялось. Сказать, что в лучшую сторону — это почти ничего не сказать. Я просто снова себе нравлюсь. Если вы понимаете, насколько это дорогого стоит, вам больше ничего не надо объяснять.

А, еще забавно, — я подсела на этот блог, стала постоянной читательницей. Раньше я о нем не знала, мне ведь дочка ссылку кинула на тот пост, где искали волонтеров. А теперь  почти каждый день читаю. Вы такие молодцы! И я-то точно знаю, что все, что вы пишете, правда:) Сама помню, как дрожала перед операцией, а Яна брала у меня интервью, и это здорово меня отвлекло от собственных переживаний. 

Кстати, если кому-то интересны какие-то детали, кто-то думает, решаться или нет на операцию, и хочется с кем-то поговорить, кто через это уже прошел. Я знаю, это бывает необходимо, сама искала таких людей перед тем, как. Напишите Яне на имейл, она даст вам мой номер телефона, мы с ней договорились. Я публично стесняюсь комментировать, а лично все могу рассказать еще раз, с любыми деталями. 

И да, еще раз повторю — все хорошо, я счастлива!»

Доктор Эдуард Шихирман

«Про Ларису могу сказать одно: хороший результат. Все сделано правильно и, главное, вовремя, я доволен, и говорить тут больше особенно не о чем.

Давайте я лучше попробую ответить на самые часто задаваемые вопросы по поводу таких операций. Наверное, это многим будет полезно.

Всех обычно интересует несколько вопросов

Тут надо понимать: процесс старения необратим, но и изменения, которых мы добились хирургическим путем — они тоже необратимы. Лариса сейчас выглядит лет на 10 моложе, чем ее сверстницы. И в 60 лет она тоже будет выглядеть на 10 лет моложе. И в 70. Эти 10 лет с ее лица мы отрезали — и выбросили, их больше нет, о них можно забыть, дельта сохранится навсегда.

80%-90% людей такую операцию делают один раз в жизни. 8% делают ее повторно в возрасте +/- 65 лет, потому что этого требует их профессия. Это, как правило, актеры, шоумены, телеведущие, преподаватели и так далее. Совсем незначительный процент людей, хотя и не относятся к представителям вышеперечисленных профессий, все равно делают эту операцию повторно, потому что от этого улучшается их качество жизни. Недавно я соперировал такую даму, ей 74 года, и она не актриса. Зачем она решилась на это? Потому что ей, очевидно, все равно важно, как она выглядит.

Опасаясь, что операция будет слишком травматична, они выбирают какую-то одну зону, которую будут оперировать. Например, только лоб, или только область вокруг глаз. Тогда как лучше все-таки делать лицо целиком и обязательно затрагивать среднюю зону, потому что именно тут явственнее всего проглядывает возраст. Поверьте, для вас будет не так существенно, длится ли восстановительный период 5 дней или 8 дней, как результат, который вы в итоге получите.

Что мгновенный результат после операции в жанре «через неделю я вышла на работу и никто ничего не заметил, кроме того, что я похорошела» — означает лишь то, что через пару лет этот результат сойдет на нет.

Я сторонник операций более глубоких, когда реабилитационный период длится две недели, а окончательные результаты видны через 3 месяца, но зато результат сохраняется всю жизнь. Современные технологии и методики позволяют сделать так, чтобы даже через неделю после таких операций вы сможете (при известной смелости) выходить в люди.

Одна моя пациентка после операции, аналогичной той, что мы сделали Ларисе, через 4 дня уже выступала перед аудиторией. Операции менее травматичные, но и с менее стойким эффектом — залог того, что через 5 лет пациент вернется снова. Для хирурга это более выгодно с материальной точки зрения. Но я вижу довольные и счастливые лица своих пациентов через 15 лет после операций. И вижу, что они счастливы, и для меня это тоже счастье, пусть и нематериальное.

Это как с ремонтом. Либо каждые 5 лет делать косметический, либо раз в 20 лет — капитальный. Каждый решает сам.

Как мы находим друг друга — загадка, разгадать которую — все равно, что узнать прикуп в преферансе. Пластические операции в принципе нужны не всем.

Если женщина в 60 лет чувствует себя на 40, смотрит в зеркало — и готова принять то, что видит — ей, возможно, никакая пластическая хирургия не нужна. Самовосприятие у всех разное.

Главное — так ли, иначе ли, но женщина хочет — и должна быть — счастлива. Если кому-то я в этом могу помочь — я только рад.»

Другие примеры работ доктора Эдуарда Шихирмана

Scroll Up

Бесплатная консультация